Наши чемпионы

Лобач Марина Викентьевна Лобач Марина Викентьевна

Ее всегда трепетно любили фотокорреспонденты. Еще бы: тоненькая, длинноногая, гибкая, с открытым миловидным лицом, с которого, казалось, не сходила ослепительно белозубая улыбка. Марина была просто идеальной моделью для беспроигрышно броских снимков. От снимающей не отставала и пишущая братия, легко соблазнявшаяся возможностью, в который уж раз описать историю современной образцово-показательной Золушки, простой девчонки из крохотного райцентра, ставшей знаменитой гимнасткой.

 

А родители, добрейшие и скромнейшие Викентий Дмитриевич и Фаина Семеновна, немного стесняясь звездности своей третьей дочери и, поначалу недоумевая, к чему, мол, такое повышенное внимание, вспоминали, как, поднявшись спозаранку, отправлялась она в Минск утренней электричкой на тренировку.

 

Могла ли Марина Лобач разминуться с художественной гимнастикой? Вполне вероятно, поскольку в силу определенных обстоятельств даже человек с абсолютным слухом может за всю жизнь так и не притронуться к скрипичному смычку или клавишам рояля. Но будем оптимистами: умница-фортуна почти всегда подбрасывает шанс, хотя бы крохотный, тому, кто отмечен печатью таланта. Худенькая белокурая девочка в гимнастическую секцию в Смолевичах попала почти случайно и, возможно, осталась бы равнодушной к самому чарующему из видов спорта, не приедь в их городок по распределению начинающий специалист Ирина Лепарская, которая смогла разглядеть если не будущую чемпионку, то, безусловно, одаренную от природы ученицу с хорошими данными.

 

Тоненькая, спина гибкая, носочки тянутся – просто находка для тренера. Обучив Марину гимнастическим азам, Лепарская связалась с известной в прошлом «художницей», заслуженным мастером спорта Галиной Крыленко: «Галя, есть интересная девочка! Посмотришь?»

 

Та посмотрела. Наметанный глаз определил безошибочно: задатки и впрямь прекрасные. Но помимо внешних достоинств вновь обретенная подопечная обладала не менее, если не более, важным – неиссякаемым трудолюбием. Она готова была работать в зале сутки напролет.

 

…Темное зимнее утро, смахивающее на ночь, – зимой светает поздно. На железнодорожной платформе притоптывает от холода маленькая девочка с огромной спортивной сумкой, отворачиваясь от колючих снежинок. Наконец, сверкая золотистыми огнями, словно гигантский удав диковинной чешуей, из непроглядной тьмы выползает электричка. Девочка входит в вагон, видит знакомое лицо, здоровается. «Маринка! – всплескивает руками женщина. – Куда ж ты ни свет, ни заря, да еще с такой торбой?!» «В Минск, на тренировку, – едва слышным голоском поясняет та, – хореография...»

 

Хореография, потом «чистая» гимнастика, следом занятия в школе-интернате спортивного профиля, снова тренировка, к вечеру – опять домой. Смертельная усталость и невидимые миру слезы, а еще учить уроки на завтра.

 

До поры до времени Марина путешествовала из Смолевичей в Минск и обратно, потом перебралась в столицу. К новой жизни с жестко заданным регламентом долго не могла привыкнуть, да и на тренировках поначалу было трудновато. Особенно тяжело оказалось приноровиться к своенравному «характеру» булав, которые нужно было поймать так ловко, особенно за спиной, чтобы по голове не стукнули. Зато эти самые, что ни на есть «фирменные» булавы ей сделал и покрыл краской отец – спортинвентаря хронически не хватало. По выходным Марина тренировалась дома у зеркала, делала себе красивые прически, и представляла, как выйдет к зрителям.

 

«Современная гимнастка, нацеленная на самые высокие вершины, – уже тогда утверждала Галина Александровна Крыленко, – примерно к тринадцати годам должна освоить все элементы любой сложности, к пятнадцати – выполнять их стабильно, приобрести имя на международной арене. В сущности, это путь Лобач».

 

Они долго и трудно шли к самой главной своей победе, поистине – «через тернии к звездам». Многочасовые тренировки, кропотливое повторение одних и тех же элементов, связок, комбинаций в непреклонном стремлении довести их исполнение до автоматизма... «Нет, нет, нет! – командовала Галина Александровна. – Стоп-стоп, так дело не пойдет. Давай-ка снова, Марина. И не умирай, пожалуйста. Москва слезам не верит. Что значит «не могу»? Надо делать через «не могу»! А то, что «могу», сделает каждый!» Прогон за прогоном, словно дубль за дублем, который вновь и вновь заставляет переснимать взыскательный режиссер, лепили они с тренером придуманный образ, воплощаемый на ковре. Стройная тоненькая актриса покоряла зрительные залы на все более престижных и представительных стартах.

 

В пятнадцать лет Марина сумела завоевать «серебро» первенства планеты в упражнении со скакалкой, была в полушаге от пьедестала почета в многоборье. В шестнадцать техника Лобач считалась почти образцовой. И все-таки по-настоящему головокружительных вершин, абсолютного успеха на чемпионатах и Кубках Европы и мира до главных состязаний спортивного четырехлетия ей достичь не удавалось. «Ничего, никакого уныния, – бодро заявляла тренер. – Наш свет в конце туннеля – Сеул, и вообще, научимся не делать ошибок сами, а не станем ждать чужих». И они вновь и вновь увеличивали тренировочные нагрузки, добиваясь безукоризненно чистого исполнения.

 

Лишь в преддверии Олимпиады-88 Марина впервые стала чемпионкой страны. А на европейском первенстве в Хельсинки ей и вовсе пришлось пережить нешуточное разочарование, что-то наподобие нокдауна. Благо, Крыленко сумела убедить ученицу отрешиться от неудачи и, как ни в чем ни бывало, настраиваться на олимпийское сражение в Корее, где компанию ей должна была составить украинская гимнастка – Александра Тимошенко. Фаворитками же негласно считались болгарки, которых готовила знаменитая Нешка Робева.

 

И вот он – Сеул. Огромный, круглый, напоминающий цирковую арену зал, забитый зрителями, где сборная СССР за несколько недель до этого давала показательные выступления. Вдохновенное, безупречное исполнение белорусской «художницей» своих отточенных программ покорило корейскую публику. Особенно упражнение с лентой под бессмертную музыку из «Лебединого озера», и в нем – удивительно красивый элемент, когда Марина, непринужденно играя с предметом, балансирует на одной ноге. За все четыре композиции в финале соревнований она получила четыре «десятки»! Повторить подобное абсолютное достижение не смогли ни грозные болгарки, чемпионка мира Бианка Панова и Европы Адриана Дунавска, ни талантливая Александра Тимошенко.

 

А еще через несколько недель в динамовском зале после коротенького отдыха уже вовсю трудилась первая советская олимпийская чемпионка по художественной гимнастике. «Марина! – с показной строгостью отчитывала Галина Александровна именитую воспитанницу, когда у той не получалось какое-то движение. – Не хочешь тренироваться – оставь зал. Сюда приходят работать, а не прохлаждаться. Все. И олимпийские чемпионки в том числе». В ответ «бессонница болгарок» тихо шептала слова повиновения.

 

В настоящее время Марина Викентьевна Лобач возглавляет комиссию «Женщины и спорт» в исполкоме Национального олимпийского комитета.

Перейти к полному списку »

Наши контакты

220012, г. Минск, ул. Сурганова, д. 2, пом. 33.
Тел./факс: (17) 292-51-77
E-mail: info@bga.by
Создание сайта Атлант Телеком